Домой Окрашивание волос Театральные деньги: Серебренникова осудили, а проблема-то никуда не делась

Театральные деньги: Серебренникова осудили, а проблема-то никуда не делась

9
0

Театральные деньги: Серебренникова осудили, а проблема-то никуда не делась

Социальные сети обсуждают дело «Седьмой студии» и приходят к выводу, что подобный процесс угрожает любому другому театру или творческому коллективу в России

Очень интересное обсуждение ситуации, которая привела к уголовному дела против режиссера Кирилла Серебренникова и его коллег инициировала московский преподаватель Ася Штейн:

«Подчеркну, что так работает любой театр. Любой вообще. Что такое театр, я все-таки знаю. Попытаюсь объяснить еще раз. Для любых, повторюсь, любых закупок, от софитов и звукорежиссерского оборудования до двух метров тесьмы или банки краски театр должен по закону проводить тендер. И получит искомое через пару месяцев, когда это будет уже совершенно неактуально.

Потому что творческий процесс устроен так, что надо вот прямо сейчас этот метр гаруса или вон ту банку краски. Или заменить фильтры в софитах, на точно такие же, но чуть-чуть другие. И еще режиссер внезапно придумал, что на сцене должна быть вот такая крутящаяся хрень, а для нее надо немедленно купить на двадцать тыщщ неведомой хрени. Вот потому что это театр. И творчество. Ни одному бухгалтеру-аудитору этого не понять от слова «совсем», именно поэтому он бухгалтер, а не режиссер. Но по закону нельзя вот прям взять и по безналу на грант пойти и купить это в магазине.

Поэтому люди берут СВОИ деньги или занимают у друзей, если своих не хватает, и покупают то, что нужно, а потом задним числом возвращают из гранта. Это незаконно, да. Но вина тут не на режиссере, а на идиотах, которые придумали такие законы, не понимая разницы между театральным производством и обтачиванием болванок на заводе. Поэтому в маленьких театрах часто люди предпочитают просто делать некрупные покупки за собственный счет, потому что да, они такие ненормальные, им важнее всего на свете вот этот спектакль поставить и чтобы там вот именно эта хрень была и бантик вот ровно из той ленточки и никак иначе. И это одна из причин, почему часто, придя в театр, мы видим, что актеры играют на голой сцене в черном трико.

Часто это не только смелый режиссерский ход, а невозможность законно приобрести необходимое. Когда же речь идет о столь масштабных проектах, как «Платформа», так не получалось, а получилось то, что получилось. Благой совет НЕ БРАТЬ денег у государства оставьте при себе.

Современный профессиональный театр — это дорого, и никакие билеты не окупят этих затрат. У меня все. Теперь можете дальше про безнал, обнал и прочие бухгалтерские изыски финансовой дисциплины…»

С другой стороны на эту проблему взглянула писатель и публицист Марина Шаповалова:

«Государство даёт театру деньги на постановочный проект.

Деньги у государства народные. Должны быть потрачены в идеале в интересах народа. То есть — опять же, в идеале, — если проект осуществлён в лучшем виде, народ в лице зрителей доволен результатом, то какие вопросы могут быть у государства к театру?

Или оно, государство, на народные средства поддержало культуру и может собой гордиться, поставить себе жирный «плюс», и поощрить орденами чиновников, с пользой для народа вложивших с народа же собранные в бюджет деньги. Или, допустим, деньги выдавались театру в долг — проект-то коммерческий и должен театру приносить прибыль — то почему бы театру из прибыли не вернуть вложенную сумму государству. Ясное дело, что условия финансирования проекта (в долг или безвозмездно) должны быть оговорены заранее.

И где в этой идеальной картине, казалось бы, место для уголовно наказуемых деяний?

Но тут приходят ревнители всяческой законности из числа неравнодушных к деталям граждан и возражают: а вдруг руководитель театра и постановщик деньги неправильно тратили?

Простите, а неправильно — это как? Если проект сделан, в чём зрители на каждом показе убеждаются, значит, деньги потрачены именно на то, на что взяты.

Но платили ведь больше, а не меньше! — не успокаиваются ревнители. — За то и это, тому и этому выплатили видали какие суммы! Да и себе ого-го сколько взяли!

А вам, собственно, какое дело? Сколько надо было для дела, столько выплатили и взяли!

Ни вам, ни государству не должно быть никакого дела до этой внутренней кухни, поскольку деньги давались под результат, а он есть!

***

Но ведь на самом деле — нет, не под результат средства выделялись. А под послушание.

Для того и отчётность по каждому рублю, а не по результату. Чтобы не думали, что имеют право сами что-то решать. Чтобы «шаг вправо — шаг влево» — можно было стрелять на поражение…»

Блогер Анатолий Детков пытается раскрыть механизм возбуждения уголовного дела против Серебренникова:

«Мне кажется формула этих событий несколько иная. Дали деньги. Конкретные персоналии чем-то не потрафили ревнителям морали, которые искренне считают себя владельцами денег. Затеяли дело. Оказалось, что не выгорает почесать свое эго — всё разваливается. Отступать и признавать свои ошибки они не могут на генетическом уровне, ну, а дальше понеслось истеричное и упертое спасение «чести мундира», то бишь собственных пятых точек. Зашло так далеко, что не осталось никаких шансов «с честью» выйти из этой истории. Остается только тупо гнуть свою линию и будь что будет…»

Леонид Ямпольский уверен, что любое творчество – отличный повод для злоупотреблений со стороны чиновников, его курирующих:

«При правильной постановке дела Минкульт прекрасное место для распила денег . Сколько давать — решаем сами , сколько потрачено — никого не интересует , тем более , если есть результат , тем более коммерческий . Нет результата — тоже не страшно , художник имеет право на ошибку . Если все играют по правилам , то схема — не подкопаешься…»

А священник о. Александр Смирнов предлагает:

«Просто надо отменить для театров тендеры, чтобы они могли закупать всё сразу по безналу. Но и со стороны театров должна быть белая и прозрачная бухгалтерия, в которой каждый полученный от Минкульта рубль закрыт нужной бумажкой. Хотя понятно, что в деле Серебренникова бухгалтерия была лишь поводом или даже предлогом…»