Домой Завивка волос Калашникова высказалась о возможном разрыве Бородиной с мужем

Калашникова высказалась о возможном разрыве Бородиной с мужем

22
0

Калашникова высказалась о возможном разрыве Бородиной с мужем

Анна Калашникова оценила будущее Ксении Бородиной без Курбана Омарова.

Калашникова считает, что если измена мужа 38-летней ведущей «Дома-2», которую обсуждают СМИ, подтвердится, то она уйдет от него, передает «Собеседник». Но актриса подчеркнула, что Ксения в любом случае находится в выгодном положении и без Омарова ее жизнь не претерпит серьезных изменений. Анна отметила, что в финансовом плане у Бородиной все хорошо: помимо зарплаты на канале «Ю», у нее есть гонорары за рекламу в соцсетях, которые иногда доходят до 1 млн руб. «Есть “подушка безопасности”, которую Ксюша обеспечила себе своим трудом», – высказалась Калашникова.

Актриса считает теледиву завидной невестой. Она уверена, что в случае расставания с Омаровым Бородина в одиночестве пробудет недолго. Анна подчеркнула, что среди мужчин много желающих, которые бы хотели встречаться с Ксенией. Но Калашникова оговорилась, что быть бойфрендом или мужем ведущей «Дома-2» довольно сложно. Она объяснила, что к личной жизни Ксении приковано очень много внимания, постоянно возникают слухи об изменах и расставаниях, а в случае с Омаровым добавляются домыслы о его жизни за счет жены и прозвище «дрессировщик кота Шантика». «Курбан с достоинством реагировал на выпады завистников», – оценила поведение мужа Бородиной Калашникова.

Впрочем, Калашникова не в курсе того, что на самом деле происходит в семье телеведущей. Она только может делать предположения о том, что брак Ксении переживает не лучшие времена. Так, Анна заметила, что ее коллега похудела еще больше, и сделала вывод, что это произошло на фоне стресса. Также она обратила внимание на слова «абьюзер» и «тиран», которые все чаще использует Бородина. Актриса считает, что телеведущая обращалась за помощью к семейному психологу, после похода к которому эти слова вошли в ее обиход.

Ранее Бородина осудила романтизацию «казанского стрелка».