Домой Окрашивание волос Жена обвиняемого пилота Евдокимова начинает борьбу за честь и свободу мужа

Жена обвиняемого пилота Евдокимова начинает борьбу за честь и свободу мужа

50
0

Жена обвиняемого пилота Евдокимова начинает борьбу за честь и свободу мужа

В мае 2019 года в Шереметьево загорелся самолет «Сухой Cуперджет», который выполнял рейс Москва — Мурманск. Это случилось после удара молнии и аварийного приземления. Погиб 41 человек, которые не успели выбраться из горящего самолета. Главным виновником уже "назначили" командира корабля Дениса Евдокимова.

Виктор Левин

Следственный Комитет вместе с МАК закончил расследование и признал виновным в трагедии пилота Дениса Евдокимова. Обвинительное заключение передано в Генпрокуратуру.

Однако и независимые эксперты ( в их числе — постоянный автор «НИ» Юрий Антипов), и коллеги летчика считают, что обвинение Евдокимова, мягко говоря, притянуто за уши.

— СК торопится, они решили сделать Дениса Евдокимова виновным и не провели никаких экспертиз. — считает председатель профсоюза «Аэрофлота» Игорь Дельдюжов. — Например, не понятно, почему отвалились шасси, которые крепятся к задней стенке бака. На других самолетах они не отваливались, ТУ-154 ломался, но топливо не проливалось, и пассажиры не горели.

По словам профсоюзного лидера, вопросов, на которые до сих пор нет ответов, много. Почему после посадки была открыта задняя дверь — через нее ворвался огонь внутрь салона, и открывать ее было категорически нельзя. При закрытой двери самолет горит 15 минут, и у пассажиров было бы время выбраться из хвостовой части.

— Они говорят, что пилот не умел пилотировать, — продолжает Дельдюжов. — А он и не умел, потому что за последние три года «Аэрофлот» не проводил ни одной тренировки в режиме direct mod, в который перешел после удара молнии самолет. Они предъявили обвинения только пилоту, но почему-то не второму пилоту. Он должен был по инструкции вручную выпустить в этом режиме интерцепторы (прижимают самолет к полосе после приземления)…

А вот по мнению Юрия Антипова, одной из причин возгорания могла быть неправильная конструкция амортизаторов «суперджета», из-за чего они при жесткой посадке пробили топливные баки. Эксперт так же отметил, что, по данным черных ящиков, «перед касанием самолёта на ВПП пилот боролся с вышедшей из жёсткого повиновения техникой.» Иными словами, лайнер не слушался летчика!

Однако никаких смягчающих обстоятельств следствие не рассматривает. Главная задача, как считают защитники Евдокимова — отвести любую вину как с «Аэрофлота», так и с производителя «суперджетов», чьи машины попали в долгое «пике» недоверия.

А сегодня число публичных защитников Евдокимова пополнилось … его собственной супругой Оксаной. Женщина решила не полагаться на милость прокуроров и судей и САМА начать собственное расследование ЧП. Результаты она будет выкладывать на своей странице в ФБ — https://www.facebook.com/kprabota.

Жена обвиняемого пилота Евдокимова начинает борьбу за честь и свободу мужа

Оксана Евдокимова начала свое расследование катастрофыФото: Соцсети

И вот — первый пост:

«Решила, что пора хоть немного пролить свет правды о катастрофе SSJ в Шереметьево.Уж очень сильно стараются полить грязью моего мужа — делают это в спешке, агрессивно и напористо. Но мы не в такие шагали дали…

С материалами сфабрикованного дела ознакомились, прокуратура подмахнула не изучая — даже не пытаясь соблюдать минимальные сроки для приличия.У каждого продажного человека есть цена, а вот совести, чести и справедливости — нет. Ну да Бог им судья! Какой меркой мерят, такой и им отмерено будет.Никогда не думала, что я начну так активно интересоваться метео, РПП, РЛЭ, FCOM и тд и тп. Все, что будет здесь написано в дальнейшем основано на предварительном отчете МАК, материалах уголовного дела, расшифровках «черного» ящика.

Сегодня начну с малого.По имеющейся в материалах дела расшифровке внутрикабинных переговоров, которая аналогична той, которой пользовался МАК в своем предварительном отчете, и в котором указывает, что КВС в 14:58:27 просматривая зону взлета говорит: «Засветка, видишь (нрзб). Да, ёлки-палки». Однако данная фраза по времени скомпонована неправильно и то, что МАК вписывает как «нрзб» (неразборчиво) на самом деле нормально прослушивается на носителе самописца, о чем муж говорил специалистам МАК при проведении расшифровки записи самописца с его участием после катастрофы. При этом все разговоры в МАК записывались на диктофон.

Муж, как непосредственный участник, помнит все, что происходило в кабине на тот момент. С его слов он, действительно по локатору наблюдал, метеообразование, которое на экране индикатора отображалось зеленым цветом («засветка»). Он, увидев на экране это метеообразование, решил обратить на него внимание второго пилота и обратился к нему фразой: «Засветка, видишь», но на этом фраза не заканчивается, т.к. практически без паузы, дал оценку о месте расположения метеообразования фразой: «Дальше, вне маршрута».

О том, что отображаемое на индикаторе метеообразование было зеленого цвета, командир не счел необходимым говорит в слух, т.к. уже сказанной фразой «Засветка, видишь» он привлек внимание второго пилота, который на аналогичном индикаторе расположенным с его стороны стал его просматривать, и безусловно, он видел цвет засветки.

В соответствии с Разделом 3.13 Главы 3 Части В РПП авиакомпании в обязательном порядке требуется обходить зоны, которые на индикаторе метеолокатора имеют желтый, красный и фиолетовый цвета. Здесь «засветка» имела зеленый цвет, что не требовало её обхода. МАК вместо нормально прослушиваемой на речевом самописце фразы КВС «Дальше, вне маршрута» в предварительный отчет вписывает неразборчиво («нрзб»).

После занятия исполнительного старта от начала взлетной полосы на записи радиообмена идет работа диспетчера с другими бортами. Пока самолет ожидал от диспетчера разрешения на взлет в начале взлетной полосы, за это время диспетчер разрешил двум бортамв том числе А-330 занять исполнительный старт этой же полосы, но не от её начала, т.к. там ожидал взлета SSJ, а от пересечения с РД , которые затем, по разрешению диспетчера, произвели взлёт. Параллельно в период ожидания вылета, диспетчер разрешил пересечение ВПП севшему самолету, а также по разрешению диспетчера произвели посадку на ВПП 3 самолета.

Всё это подтверждается расшифровкой речевого самописца. Время ожидания: перед SSJ с этой же ВПП взлетели 2 самолета, а на ВПП 3 самолета произвели посадку, при этом один из которых, в процессе руления по аэродрому пересёк ВПП взлёта, на которой ожидал взлета самолет.Перед самолетом SSJ взлетал А-330, который по своей категории относиться к «тяжелым», а по правилам выполнения полетов в соответствии с Инструкцией по производству полетов аэропорта Шереметьево и ФАП «Организация воздушного движения в Российской Федерации» после взлета «тяжелого» самолета SSJ может взлететь только после того, как пройдет минимум 2 минуты.

Факт нахождения на исполнительном старте более 5 минут и невозможности взлёта из-за движения воздушных судов, организованного диспетчером, не могло радовать КВС (командира воздушного судна — ред.), в связи с чем, он произносить фразу: «Да, ёлки-палки». Становится понятно, что во-первых, фраза разнесена по времени, во-вторых не является продолжением фразы, как это указано в предварительном отчете МАК и в-третьих, не относится к восприятию КВС имеющейся на локаторе «засветки», т.к. она была зеленого цвета и не представляла опасности для полетов, о чем известно мужу.

Однако, специалистами МАК, вырванная из контекста работы экипажа и не разнесённая по времени фраза КВС: «Засветка, видишь (нрзб). Да, ёлки-палки» при условии выброшенной из понимания части фразы, как это преподносит МАК, может трактоваться совсем с другим смыслом. В варианте МАК эту фразу можно трактовать так, что КВС обнаружил на локаторе серьезное грозовое образование, мешающее вылету воздушного судна и не серьёзно к этому отнесся.

МАК эту фразу вносит в предварительный отчет, несмотря на то, что КВС говорит, что все это было не так. Именно такое понимание нужно для дальнейшей фальсификации событий.

Важно понимать, что КВС не самоубийца, он находится в одном самолете с пассажирами и мотива «излишней самоуверенности» или тем более мотива убить пассажиров у него нет и не может быть. При малейшей угрозе безопасности проще зарулить на гейт и подождать часок, так было не один раз.

Продолжение следует…»