Домой Окрашивание волос «Я знала, что это рванет…» Ольга Романова ответила сыну, подавшему на нее...

«Я знала, что это рванет…» Ольга Романова ответила сыну, подавшему на нее в суд

22
0

Московский суд отказал в иске сыну известной журналистке и правозащитницы Ольги Романовой, который он пытался возбудить против своей матери

Вчера стало известно, что Таганский суд Москвы отказал в иске сыну главы фонда «Русь сидящая» Ольги Романовой Дмитрия Романова к матери и сестре. Об этом сообщил в своепм блоге юрист фонда Алексей Федяров: «Таганский районный суд города Москвы рассмотрел гражданское дело по иску Дмитрия Романова к Ольге Романовой. В удовлетворении иска отказано».

Ранее, Дмитрий Романов опубликовал в своем блоге обширный пост, в котором обвинил мать и сестру, в незаконном присвоении своей московской квартиры: «Это самый важный пост в моей жизни. Прочитайте его, пожалуйста. Он еще и один из самых интересных.

В этом году я впервые в жизни подал заявление о преступлении в полицию. В нем я требую возбудить уголовное дело в отношении своей собственной матери, Ольги Романовой, директора фонда “Русь Сидящая” (не очень понимаю, существует ли он юридически сейчас), и своей единоутробной сестры Анны Ивановой (у меня в друзьях много Ань Ивановых, но это другие люди, хорошие) по статьям о мошенничестве с недвижимостью и хищении имущества. Только по первому обвинению это до 10 лет. Также в моем заявлении фигурирует (пока в качестве свидетеля) шеф-редактор сайта Harper’s Bazaar Дарья Халфина. Серьезные дела, и я, когда пишу все это, абсолютно серьезен. На всякий случай, чтобы не было путаницы, прикладываю фотографии людей, о которых идет речь .

История (длинная, будет становится безумней, но постепенно)…»

Далее Романов пишет, что по просьбе матери он оформил на неё генеральную доверенность на эту квартиру, когда уезжал жить в Германию. Но вернувшись на родину через три года, молодой человек узнал, что квартира принадлежала уже его сестре Анне. Причем, он уверен, что мать продала эту квартиру своей дочери за один миллион рублей, а кроме того, семья за это время еще и продала его долю в другой квартире.

«Я не знаю, какие юридические, финансовые и вообще действия совершал на протяжении трех лет. Вернее, совершала Романова от моего имени…»

После того, как суд отказал Романову в иске против матери и сестры адвокат Алексей Федяров написал в своем блоге еще один пост, который мы приводим полностью:

«Ольга Романова попросила меня опубликовать ее письмо.

Я делаю это не как юрист, а как друг этой женщины, которой очень многим обязан.

«Всей этой ситуации уже много лет. Я знала, что она рано или поздно рванёт, и рванёт именно так, как оно и рвануло. Я внимательно изучала биографии женщин, с которыми случалось подобное – нас, увы, немало. И много лет я принимала решение, что будет, когда это случится.

Тогда я исчезну. Ничего не буду делать. Это лучший выход.

Но объясниться всё ж надо. Это не моя правда, это жизнь. Диму я родила в 18 лет, своего отца он видел пару раз в жизни. Через год после его рождения погиб мой папа. В начале 90-х я встретила очень хорошего парня, Андрея, он Диму и вырастил, потом у нас родилась дочь. Мы разошлись, но остались близкими людьми, он всегда принимал участие в жизни Димы, он звал его папой и они сильно дружили до последнего времени. Андрей есть на ФБ, Андрей Иванов, он занимается спасением бездомных животных.

В старших классах школы у Димы начались проблемы. Кто знает его лично, видел шрамы на его руках. Это часто было при мне. Был доктор. Когда я еще могла влиять на то, чтобы был доктор.

Когда Диме исполнилось 22 года, я подарила ему свою квартиру и свою дачу. И дачу, и квартиру я купила сама, потому что всю жизнь пахала, как конь. Никакого наследства у меня не было и не предвидится. Я старалась всё оставить ему. Дача у него и осталась. В своей квартире, ему подаренной, я и жила. Пока он не начал заводить разговоры о том, что ему не нравится, что я живу в его квартире и он хотел бы решить этот вопрос кардинально. В общем, дальше не важно и неинтересно даже с точки зрения грязного белья. Мы договорились, что я куплю ему маленькую собственную квартиру и на этом разойдёмся. Я тогда работала в Forbes, у меня недавно закончилась работа на телевидении, и я могла себе это позволить.

Потом начался совсем ад. Я была на двух фронтах: вытаскивала мужа из тюрьмы и пыталась наладить отношения с сыном. Оплачивать его долги, долги, долги, коллекторы, коллекторы, коллекторы. Поэтому у меня есть доверенность. Он всегда знал, что я молча заплачу. Однажды всё стало совсем жёстко, потом не однажды, и я сказала, что лишаю его наследства. Давно.

Если у вас есть собственность, вы знаете, что вам сто раз об этом напомнят. ЖКХ, налоги и т.д. У каждого человека в налоговой есть личный кабинет. И реестр недвижимости открыт. Дача под Сергиевом Посадом у Димы по-прежнему есть, за нее он тоже не платит, но это не мои проблемы. Пусть она у него останется.

Кот Хасан умер в ветеринарной клинике через два года после того, как Дима уехал из России, Хасану два раза делали переливание крови, у него был рак. Хасану было 18 лет. В лечении Дима участия не принимал.

Дима оборвал все связи со мной, сестрой, тётушкой Туран, которая помогала его воспитывать, и с человеком, которого звал папой и который его вырастил. Давно. Давно я предлагала всё продать и поделить на троих: ему, сестре, мне, но Дима хочет всё.

Юридически это невозможно. И фактически это невозможно. Квартира осталась в семье, никакие посторонние собственники не появились.

Суды и полиция завалены заявлениями граждан, которых облучают соседи, похищают инопланетяне и делают опыты агенты КГБ.

К сожалению, это всё будет развиваться. Я не хочу советовать друзьям Димы и нынешним близким людям не расчёсывать фобии. Неизвестно, какой будет следующая. У Димы проблемы, с которыми мы уже помочь не можем – Дима попросил нас всех, письменно и устно, умереть. Давно.

Если вы хотите и можете помочь ему – сделайте это, пожалуйста. Умирать я раздумала, хотя и хотела».